Москва и мир

Стенограммы встречи Байдена с Путиным нет и не будет. Нам остается лишь догадываться об общей интонации их разговора. Но российский президент слишком долго находится у власти, слишком много наговорил в прошлом, а потому несложно предположить, что именно он готов предлагать своему американскому коллеге.

Читать далее

Игра в наперстки

Каждая украинская власть, похоже, пытается играть с западными донорами в наперстки. Принцип прост. Киев берет на себя обязательства. А следом, как правило, начинает их нарушать в надежде, что все сойдет ему с рук. Когда же доноры замечают нарушения и задают вопросы – власть и подконтрольные ей говорящие головы начинают наперебой придумывать отговорки.

Читать далее
крымскотатарский народ

Крымские татары. Право на особое мнение

Легко быть большим народом с собственной государственностью. Когда за плечами столица, история, собственный коллективный миф. И совсем иное – быть меньшинством, которое вынуждено жить по чужим правилам. Крымские татары знают об этом как никто.

Читать далее

Реквием по «русскому миру»

Чем больше Москва борется за «русский мир», тем хуже ему живется. Секретарь Совбеза Украины Алексей Данилов заявил о том, что вторым языком в стране должен быть английский. Такие слова не могли прозвучать до аннексии Крыма. Но обречены были прозвучать после. Они стали возможны благодаря Москве. Той самой, что отправилась семь лет назад воевать за «русский […]

Читать далее

По ту сторону железного занавеса

Россия готова к разрыву с Европой. Об этом твердит глава российского МИДа. Об этом пишут прокремлевские авторы. «Хочешь мира – готовься к войне»: Москва выбрала риторику, в полной мере копирующую интонации времен Холодной войны.

Читать далее

«Изоляция». Русское поле экспериментов

В Донецке есть концентрационный лагерь. В этот лагерь можно угодить за кавычки. Например, если ты берешь в них аббревиатуру «ДНР». «Отрицание государственного суверенитета» – до пяти лет лишения свободы. Впрочем, если у вас найдут кавычки, то затем, скорее всего, обнаружат и шпионаж. А это уже 15 лет.

Читать далее