Новая власть Украины: победитель получает все

Блоги
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Впервые в истории независимой Украины в парламенте может сформироваться монопартийное большинство — ориентировочно более 250 депутатов из 424 (в Верховной Раде 450 мест, 225 — по спискам и 225 — по мажоритарным округам, однако 26 округов не представлены из-за российской оккупации). Если это большинство будет действительно эффективным, а не формальным, оно позволит не только сформировать правительство полностью под президента, но и принимать буквально любые его законодательные инициативы. Более того, привлекая еще несколько фракций, она сможет продавить любые желаемые изменения в Конституцию страны.

Это уникальный кредит доверия, уникальная полнота формальной власти, но и уникальный набор рисков и уникальная опасность.

Примечание автора. Материал написан для польской аудитории в рамках сотрудничества с Ягеллонским клубом. Парламентские выборы в Украине состоялись. И мы хотим рассказать польскому читателю, почему их результат уникален. И почему соврет тот, кто скажет вам, что способен предсказать дальнейшие события.

Украинский неопопулизм

Можно поздравить Украину с вхождением в клуб цивилизованных государств, где демократия была успешно хакнута технологическим неопопулизмом.

Не то чтобы популизм явление для Украины уникальное. У нас уже были политики, которые называли себя «воинами света», политики, которые демонстративно целовали коров, и политики, которые обещали несбыточные вещи. В конце концов, таким было большинство наших политиков.

Однако на этот раз верх взял технологический популизм. За несколько лет до выборов на одном из самых популярных телеканалов был запущен сериал, где нынешний глава государства сыграл идеального президента. Ну как идеального — идеального в представлении абстрактного таксиста, который любит поболтать о политике.

Позже, уже во время президентской кампании, было:

  • эффективно использовано раздражение украинцев старым политическим классом и желание выбрать «кого-то из других слоев»;
  • эффективно использована «усталость от войны» тех людей, которые, собственно, на войне не были. То есть усталость от негативной повестки дня в новостях, от того, что в твоей стране кто-то воюет, а ты не воюешь, и от напоминаний об этом тебе некомфортно;
  • очень хорошо сегментирована аудитория. Людям дали возможность поверить в разные вещи. Избирателям советской ментальности — в том, что «простой парень из рабочего Кривого Рога» возобновит дорогие их сердцу советские праздники и усилит статус русского языка. Патриотически настроенным — что человек без номенклатурного происхождения преодолеет коррупцию. Наивно-инфантильным — что «наш парень» разкуркулит олигархов и поделится их состоянием с простыми людьми, то есть с ними. Некоторые намеки и обещания были заранее фантастические — вроде попытки заверить, что каждый учитель будет получать не менее 4000 долларов — но их доносили именно той аудитории, которая была чувствительна и к такому.
Читайте также:  Как выглядит ядерный электорат Путина?

А еще позже — собственно, сейчас — эти самые приемы были перенесены на парламентские выборы. Сам бренд «Зе» стал символом обновления политического класса: даже на мажоритарных выборах, где ты выбираешь не между партиями, а между конкретными персонами, люди голосовали за делегатов от партии Зеленского, даже несмотря на их биографию. А конкуренты тщетно пытались маскироваться под его партийные цвета, оформляя свою полиграфическую продукцию.

Секрет представителей новой политической команды в том, что за десятилетие выработку культурного продукта для неширокой аудитории они очень хорошо изучили — а частично и сформировали — ее эстетические и политические вкусы. И осталось на них только хорошо сыграть. Что и произошло.

Кого не будет в новой Раде?

В этой Раде не будет националистов в узком смысле этого слова. Впрочем, в прошлом созыве тоже не было, только отдельные мажоритарщики. Ближайшие к этой идеологии — правоконсерваторы из «Европейской Солидарности», и те относительно мягкие и акцентируют скорее на неизбежности прозападного вектора, чем на традиционных ценностях или этническом национализме.

В этой Раде не будет коммунистов, социалистов и других классических левых. Хотя в прошлом созыве тоже не было. Ближайшая к левой идеологии и левого электората — пророссийская «Оппозиционная платформа — За жизнь» с ее любовью к советской мифологии.

В новую Раду также не попал целый ряд местных феодалов и политиков старого эшелона. Часть из них сами отказались идти на выборы, но большинство не смогли преодолеть «зеленое нашествие» на мажоритарных округах. Хрестоматийный случай — ситуация, когда очень опытный «красный директор», миллионер, многолетний директор крупного военно-технического концерна «Мотор Сич», 80-летний Вячеслав Богуслаев проиграл выборы в округе свадебному фотографу.

Читайте также:  "БПП" и "Народный фронт" готовы к досрочным парламентских выборам

Богуслаева не жалко. Он, хоть и получил Героя Украины во времена президентства Кучмы, объективно очень пророссийский политик. Жаль только то, что у победителя, свадебного фотографа и бывшего обозревателя компьютерных игр Сергея Штепы репутация городского… экстравагантного персонажа. За него выиграл бренд, надежды на обновление политического класса, но, будем честными, обновление вышло какое-то неоднозначное.

Что будет дальше?

Уже через месяц новый состав соберется на первые заседания, будет формировать коалицию и создавать правительство.

Однако я солгу вам, если скажу, что мы знаем, как это будет происходить. Но, как мне известно, этого не знает даже действующая команда власти. Сейчас рассматривают варианты.

За этот месяц мы узнаем аппетиты новой команды. Попытается она привлечь в коалицию другие политические силы в попытке изменить Конституцию под себя? Удовлетворится полнотой нынешней власти? Как будет контролировать своих депутатов, какие решения будет принимать?

Мы не знаем. Как я уже отмечал, эта команда шла на выборы с очень нечеткой повесткой дня и опиралась на различные, не всегда реальные, иногда взаимоисключающие, ожидания избирателей. Мы примерно представляем бизнес-интересы лиц, которые финансировали ее кампанию — прежде Игоря Коломойского. Мы примерно представляем психологический портрет ряда представителей новой команды (скажем честно, от того же таксиста он не так уж и далек).

Но мы еще не знаем, как они будут действовать, получив всю полноту власти в стране. Мы даже не знаем, как они будут балансировать внешнеполитический вектор. Склонятся ли к просоветским сантиментам, которые для них, в конце концов, не совсем чужие, попытаются ли завоевать расположение проевропейского избирателя? Именно поэтому мы не можем сказать, какую политику они изберут в отношении украинского-польских отношений.

Однако сразу, как узнаем, вам расскажем.

P.S. Знаю, многих поляков интересует, прошел ли в Раду экс-директор Института национальной памяти Владимир Вятрович. Не прошел. Он был на 25-м месте в списке «Европейской Солидарности», а по спискам эта политсила в итоге получит лишь 23 депутатских кресла.

Источник


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий