Подушки больше нет

Блоги
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Депутаты, до третьего часу ночи голосующие за законы, которые они и в глаза не видели и названий которых даже не успели дочитать. Президент, который ведет себя с народными избранниками как с крепостными. Министры, за которых голосуют, даже не удосуживаясь узнать их фамилий.

Атмосфера первого дня работы новой украинской Верховной Рады более всего напоминала съемки телестудией «Квартал-95» фильма-пародии на работу Государственной Думы Российской Федерации, больше известной в народе под прозвищем «взбесившегося принтера». Но в российской Госдуме, конечно же, все происходит куда солиднее, с четким соблюдением регламентных норм и процедуры. И президент в парламент приходит как подарок, а не как околоточный. Но если снимать пародию, если вскрывать суть, то, конечно, так оно и есть: Думой руководят из президентской администрации, депутаты голосуют за что скажут, не очень интересуясь содержанием и последствиями, никакой независимой ветвью власти парламент не является. И Владимир Зеленский – если только он был режиссером-постановщиком этой трагикомедии – это замечательно продемонстрировал.

Поэтому Украина все еще не Россия, и Верховная Рада – не Государственная Дума, а всего лишь самодеятельная пародия на российский парламент. Но это не отменяет того факта, что никакого реального парламентаризма в Украине больше нет и в ближайшие годы не будет.

Какие проблемы это создает для государства, необходимо объяснить отдельно. Уже приходилось – опять-таки сравнивая Украину с Россией, писать о стабилизирующей роли украинского парламентаризма в национальной истории.

В России все всегда было совершенно иначе.

Когда в феврале 1917 года отрекся император Николай II, за несколько лет до этого распустивший Государственную думу, в стране не оказалось ни одного легитимного и уважаемого населением органа, способного обеспечить преемственность власти. Результаты известны – Октябрьский переворот, гражданская война, большевистская диктатура. В 1993 году противостояние президента и парламента привело к разгону депутатского съезда, что подготовило условия для последующей реставрации авторитаризма. И если сегодня предположить даже теоретически крах путинского режима, то стоит вспомнить, что парламент не пользуется даже тем доверием, которым пользуется президент. Следовательно – опять революционные органы, раскол в регионах, крах государства.

В новейшей украинской истории все было по-другому. В 1991 году именно Парламент взял на себя ответственность за суверенизацию страны. В 2004 году именно в Парламенте принимались решения, которые позволили ввести политический кризис в правовое русло и придать законность договоренностям «круглого стола». В 2014 году само существование Парламента и его решения в буквальном смысле слова спасли страну – и это при том, что среди его депутатов были люди, буквально за несколько дней до этого голосовавшие за «законы диктатуры». Тем не менее, институция сработала. Судя по тому, что происходит, сработала в последний раз.

Читайте также:  Чернобыль: Над пропастью во лжи

Потому что если представить себе возможность нового политического и социального кризиса в стране – а этот кризис почти неизбежен даже не по вине Владимира Зеленского, а просто учитывая те противоречия, которые накопились во внутренней и внешней политике страны, прежде всего – противоречия между народными ожиданиями и государственными возможностями – то ни о какой стабилизирующей роли Парламента говорить уже не придется. В народном сознании Парламент сегодня – просто продолжение президентского офиса, а поскольку сам этот офис будет делать все возможное, чтобы продемонстрировать недееспособность и ненужность парламентской оппозиции, то Верховную Раду уже очень скоро перестанут замечать.

Во-вторых, у подавляющего большинства депутатов просто отсутствует элементарный инстинкт политического самосохранения. Многие из этих людей и в самом деле никто. Да, можно предположить, что самые ушлые из них вовремя сообразят, что можно лоббировать чьи-то интересы, а не просто нажимать на кнопки по мановению руки Президента или спикера. Но никто никогда не поймет, что от их коллективной ответственности зависит будущее Украины. Потому что для них Украина – это Зеленский, которому они обязаны своим стремительным подъемом из никуда в никого. И, опять-таки, пародируя известную фразу российского спикера Вячеслава Володина о том, что если не будет Путина – не будет России, в нашем случае для этих людей крах Зеленского – это и их крах. Спасать им в случае такого краха будет нечего, они просто разбегутся. В Парламенте не будет ни кворума, ни возможности принимать решения, которым подчинится вся вертикаль власти.

Следовательно, любое новое массовое выступление против власти обречено превратиться из привычного нам восстания с политическим представительством оппозиции в Парламенте и переменой настроений большинства в революцию с формированием новых органов власти, приостановкой действия Конституции и переходом силовых структур под контроль этих новых органов.

Но не всех и не всюду. При этом мы не можем даже предположить, кто и где не признает эти новые органы, потому что не знаем, какие решения Зеленского могут привести к конфликту и кто будет в результате на стороне старой и новой власти. Мы не знаем, будет ли этот конфликт разделять украинцев по социальному или по региональному признакам. Уже сама логика развития событий и поведение Путина и Трампа может через несколько месяцев превратить Зеленского в нового Порошенко, «бескомпромиссность» которого будет возмущать Восток или – напротив – сделать мягкотелым соглашателем, против которого поднимутся западные и центральные области страны.

Читайте также:  Сценарий Коломойского для Украины: кому он выгоден и почему опасен

Продолжение – или даже радикальное ускорение – реформ – также может иметь свои отголоски в региональной плоскости, ожесточив так и не дождавшийся улучшения жизни Восток – но и не подарив Президенту Запад. А отказ от реформ может привести к экономическому краху, который также можно использовать в политических целях. Словом, куда не кинь – всюду клин. И ничего нового и неожиданного в этом нет. И ничего напрямую связанного с фигурой Зеленского тоже нет, понятно, что его дилетантизм может стать дополнительным триггером кризиса, но кризис все равно был бы – с Зеленским, Порошенко, Тимошенко. Да с кем угодно.

И тут нужно понять очень простую вещь. Весь смысл президентских и парламентских выборов 2019 года состоял – исторически – исключительно в том, чтобы украинцы избрали не слишком сильного в политическом смысле Президента, который не смог бы добиться парламентского большинства и для которого Верховная Рада была бы естественным ограничителем его власти. А в случае краха такого Президента смогла бы стать подушкой безопасности для страны.

Но победил не здравый смысл, а извечная тяга украинцев к поиску спасителя на час, помноженная на «совковость» большинства населения. И теперь власть Президента и его офиса ограничена только международным протекторатом над Украиной и клановыми разборками, и никакой подушки безопасности в виде Парламента больше нет.

А это означает, что вероятность большого социального конфликта или большого территориального раскола по осям Восток-Запад и Север-Юг в случае начала массовых выступлений граждан близка как никогда. Возможно, эти события в результате приведут к появлению уже реально жизнеспособного Украинского государства. Однако для современников они будут очень болезненными.

Источник


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о