Казус связника Лемиша

Блоги

История национально-освободительного движения Украины позволяет украинцам гордиться принадлежностью к своему народу, а всему миру с уважением и даже с восхищением относиться к гражданам, считающим сине-желтый флаг святыней.

Автор — Игорь Кузьменко

В многовековой борьбе украинцев за независимость имеется много славных героических страниц, но деятельность Василия Кука, последнего проводника ОУН, выделяется особо. И выделяется тем, что Кук не только сражался за свободу своей страны в безнадёжной ситуации противостояния с монстром Советского Союза, но главное – он победил этого монстра, дожив до часов независимости родной Украины. Но речь сейчас пойдёт не о Василии Куке, герое, известном в годы сражений под псевдонимом «Лемиш». Речь пойдёт о Юрко, связнике Лемиша, проверенном, надёжном, фанатичном бойце украинского сопротивления, который, тем не менее, предал своего командира. Парадокс состоит в том, что Юрко не мог не предать Кука. Кто из верных и мужественных воинов УПА на месте Юрко не поступил бы так же? Большинство соратников могли предать командира в той ситуации, однако, считая, что действуют правильно и во благо Украины. И всё-таки они оказались бы не правы.

Когда гэбисты арестовали связника Василия Кука Юрко-Чумака, то применили к арестованному все возможные меры воздействия, чтобы склонить на свою сторону — убеждения, запугивания, пытки. Ничто не сломило Чумака, он отказывался выдавать Лемиша. И тогда гэбисты сделали ход, который таки пересилил упорство пленённого. Хитрые чекисты провезли Юрко по Украине, цветущей Украине середины 50-х годов, строящейся, возрождающейся, поющей, смеющейся и, казалось, счастливой. И Юрко понял, что борется не за счастье своей Родины, а против него. Против всего того прекрасного, что он теперь увидел, следуя просторами новой страны — УССР. И согласился работать на спецслужбы врага, и сдал Кука.

Казус же ситуации состоит в том, что не только рядовой боец УПА, но и интеллектуалы, продвинутые интеллектуалы начала 21 века не всегда в состоянии заглянуть в будущее, просчитать ситуацию хотя бы на два, три, не говоря более, хода вперёд. Предвидеть то, что будет через 10, 20, 50 лет. Предвидеть, что можно было ожидать после тех счастливых 50-х годов. То, что потом случилось с Украиной в 90-е прошлого века и теперь, в 2014 и по сю пору.

Аксиома формулируется просто. Россия – это, несмотря на любые кажущиеся выгоды, в конце концов всегда насилие, горе и смерть всем без исключения, кто этому конгломерату, России, доверился. Вот главный вывод, что следует сделать после пятисотлетнего пребывания Украины в орбите северного соседа, впрочем, не только из украинского опыта.

Поэтому действующие лица в Украине – народ, политики, все, кто призывает к сотрудничеству, к полезному сотрудничеству с Россией, кто говорит о выгодных российских инвестициях, о дешевых газе, нефти, товарах, кредитах, о конвергенции идей, кадров, о любом, казалось бы, позитивном взаимодействии с Россией в обмен на дружбу с ней – эти люди или не дали себе труда подумать о случившемся в мире в связи с совершённым огромной евразийской страной хотя бы за последние шесть лет, или эти люди работают на врага, сознательно и целенаправленно. И поразительно, что украинские политологи, политики, да и вообще почти весь истеблишмент сошлись на том, что нынешний президент Украины персонаж в чём-то наивный, конечно в силу неопытности, а потому можно снисходительно смотреть на многие его неоднозначные решения и практические шаги. «По делам их узнаете их». Не по словам, по делам. Владимир Зеленский очень умный человек, он опытный бизнесмен, он-то как раз великолепно знает и Россию, и русского человека. Наивны, надо полагать, в данном случае именно те политологи, которые думают, что Зеленский не всегда ведает, что творит. Вроде выдачи по обмену пленными противной стороне Цемаха, назначение главой своего офиса Ермака или «ситуативное» сотрудничество с ОПЗЖ. Простота хуже воровства, Владимир Александрович отлично усвоил эту российскую мудрость и прекрасно ею пользуется. Но это, про «неопытность» Зеленского, про его желание посмотреть в глаза кому-то где-то, это, впрочем, другая тема.

Корни сформулированной выше аксиомы уходят в прошлое, туда, где начала формироваться национальная психология этноса тех, кого неправильно именуют в настоящее время «русскими». И именно в нём, в указанном этносе, в их «глубинной», как принято сейчас говорить, психологии весь корень зла.

Схожие ситуации: белорусы и русские. Авторитарные режимы, забитый народ. И реакции на внешнее раздражение, на насилие схожие. Позволим себе привести цитату выдающегося человека, большого писателя Варлаама Шаламова, прошедшего сталинские лагеря. Уместно ко времени нынешних белорусских событий. В очерке-мемуаре «У стремени» Шаламов пишет: «На Колыме у меня был хороший друг, Моисей Моисеевич Кузнецов. Друг не друг – дружбы там не бывает, – а просто человек, к которому я относился с уважением. Кузнец лагерный. Я у него работал молотобойцем. Он мне рассказал белорусскую притчу о том, как три пана – еще при Николае, конечно, – пороли три дня и три ночи без отдыха белорусского мужика-бедолагу. Мужик плакал и кричал: «А как же я не евши».

К чему эта притча? Да ни к чему. Притча – и все».

Конец цитаты.

Не стал Шаламов объяснять, к чему его притча, не захотел. И так понятно. О покорности народа притча. Вот, кстати, к различию между русскими, украинцами и белорусами. Можно ли представить себе, что украинец в той ситуации повёл бы себя, как белорусский мужик-бедолага? Очевидно, реакция московита на насилие со стороны барина схожая с белорусом – покорность. Впрочем, следует указать, что плач белоруса под розгами это всё-таки какое-никакое, но политическое возмущение. Не Колиивщина, конечно. Вскользь заметим, что если есть в России какой-то протест, то генератором его является не русский этнический элемент. Так было всегда. Садизм и погромы это не политическое недовольство, а проявление звериной натуры, что отличается от стремления к личной, политической свободе. Около половины протестующего населения Хабаровска – потомки украинцев. Еврей и вне Земли обетованной еврей, украинец и в Хабаровске украинец, хотя бы по структуре днк.

И вместе с тем есть сущностная разница в поведении русского и белоруса, несмотря на общую склонность к покорности барину, пану, начальству, «президенту». Эта разница, это отличие русского психотипа от не только белорусов, но и, по-видимому, от всех без исключения народов и народностей дальше покорности, вне привычных поведенческих моделей. Эта сущность русского характера выявлена не нами, сформулируем её как секрет Полишинеля без отсылок на первоисточник: отсутствие морали. Принципиальное отсутствие морали в подсознании, в душе этнического русского. Причём сами русские этого не понимают – то, что они аморальны в своей сущности. У них отсутствует, если угодно, ген морали. Нет, конечно, на территории России знакомы с этикой как наукой, с понятиями нравственности, эти люди даже могут порассуждать о чести, порядочности и подобных вещах. Но в своей жизни, в своей деятельности, в своих переживаниях они не ориентируются на моральные законы как хотя бы на общие ориентиры. Подобие соблюдения, например, слова чести у них продолжается ровно до того момента, пока это им или выгодно, или не трудно, не хлопотно соблюдать. При малейшей возможности слово нарушается и, что характерно, никто из них даже не сомневается в том, что не совершил чего-либо не нормального. Это поведенческий стереотип, это жизненная установка, это национальная, та самая глубинная психология, которая впитывается с молоком матери и передаётся из поколения в поколение. И это, глубинное отсутствие у них морали, подтвердит любой этнически нерусский человек, долго проживший в той московитской среде, если он, безусловно, сам честен и, разумеется, наблюдателен.

Много, очень много аморального в своей истории совершено русскими, начиная с подлости и предательства царём Алексеем Михайловичем Богдана Хмельницкого или, например, постоянного нарушения Александром договоров о дружбе с Наполеоном, что, собственно и вызвало поход Бонапарта в Россию, и так до наших дней. Но стародавняя история то прошлое, мы же свидетели сегодняшнего настоящего. И можем быть очевидцами реакции нынешних русских на свои нынешние подлости, подлости, конечно, в научном, в философско-психологическом определении.

Они ведь не олигофрены, они отлично знают о существовании Будапештского меморандума и о его смысле. Они отлично понимают, что произошло в Грузии в 2008 году. Что-то не было слышно даже лёгкого удивления в среде означенного этноса, когда прозвучал вопрос о том, как, мол, станут действовать украинские военные, если впереди вооружённых русских во время их наступления последние расположат,  прикрываясь, женщин и детей. Такая постановка вопроса вне понимания нормального человека. Однако ни один этнический русский практически, не формально не обратил внимания на тот риторический вопрос. Между прочим, известный розыгрыш московскими пранками польского президента, когда Дуде предложили забрать себе Львов – это ведь на самом деле не шутка, а вновь подлость, попытка провокации, попытка заставить кого-то пролить человеческую кровь, и немало крови. И что, какова реакция в российском обществе? Посмеялись. Ловко разыграли наши поляка! Если вы слышали, как кто-то из русских возмущается действиями своего государства где-то в Грузии, в Украине или подобном, то знайте, или этот человек не является русским, как, например, актёры Басилашвили или Ахеджакова, известные, но очень пожилые диссиденты, или этот человек лукавит. Лукавит, не сомневайтесь, поверьте любому нерусскому, кого в России ошибочно принимают за собрата и откровенно сообщают ему своё истинное отношение к людям и событиям. Самый последний грузчик во Владивостоке или аспирант-физик, выходец из российской глубинки, работающий по гранту в Мюнхене аплодировали марш-броску российской армии к Тбилиси. Аплодировали, установленный факт.

Ни одна страница их истории, окрашенная в подлые цвета, не смущает русских, ни вероломная оккупация части Финляндии в своё время, ни аннексия Прибалтики. Лишь смутно чувствуя непонятное им осуждение от мирового сообщества, они выкручиваются, придумывая слова вроде «инкорпорации». И дело не в идеях мировой революции, якобы оправдывающие захватнические устремления.  Национальное сознание русских подсказывает им одно: захват как таковой. И они все поголовно мысленно или явно вновь аплодируют, на этот раз «креативу» инкорпорации.

Причины установленной аксиомы многогранны и сложны, но нельзя не коснуться и не определить направление исследования истоков аморальности данного, как говорил Н.Я Данилевский, культурно-исторического типа. Рабская покорность не как уничижительная характеристика, а как психо-этическое определение одна из причин сущностной аморальности этнических русских. Главная же причина указанного феномена опосредованно кроется в особенности имперского мышления россиян, то, о чём применительно к другим вопросам сформулировал несколько лет назад известный петербургский учёный историк Е.В. Анисимов. «Русское национальное сознание как целостное явление ещё не состоялось, – пишет Анисимов, –  ибо раньше, чем русские осознали себя как нацию, они осознали себя империей». Осколки, маргинальные части народов, населявших нынешнюю территорию Московии, изгои эрзи, мери, веси, мокши, пришлых тюркских племён, подчёркиваем, маргиналы этих народов, если угодно бастарды, без общего прошлого, без традиций, а значит и без главного – без той самой морали, которая транслируется из рода в род, по утверждению психолога Берна, – эти беспородные бастарды волею судьбы оказавшиеся вместе осознали себя империей, не будучи единой нацией. Нарушена историческая последовательность формирования нормального национального психотипа, усугублённая столетиями рабского крепостного существования.

Отсутствие национального сознания как целостного явления на фоне огромных имперских завоеваний, рабское пресмыкание, раболепие перед начальствующими и глубочайший ресентимент  на основе ксенофобии и жажды насилия, присущих маргинальным группам – все эти факторы, психологически компенсируя друг друга, и дают указанный феномен: глубинное отсутствие морали у этнических русских.

Сегодня для всего мира и для украинцев в частности одна из больших опасностей – сочувствие протестным российским движениям. Не надо забывать, что все русские оппозиционеры (которые, конечно, никакие не оппозиционеры), все протестующие в Хабаровске или где-нибудь в Екатеринбурге, все эти люди кричали от восторга и аплодировали, когда происходила крымская трагедия 2014 года.

Как это ни парадоксально, желать расширения и тем более победы протестного движения в России для цивилизованного мира вопрос абсолютно не однозначный. Да, рвётся логика и возникает классический вариант когнитивного диссонанса, когда сердце на стороне тех, кто борется с нынешним российским режимом, а ум говорит, что протестующие спасают от краха ту самую аморальную Россию, конец которой один. У России одно будущее. И это будущее не с остальным светом.

Можно и нужно поддерживать возмущение белорусского народа против своего стареющего и недалёкого диктатора, даже несмотря на пророссийские и антимайдановские настроения белорусов. Они люди обманутые пропагандой, точнее, мошенничеством российских сми, но они люди моральные. (Хотя, конечно, степень протестов белорусов – сегодня их бьют на улицах Минска, а завтра они выходят и обнимают избивавших их накануне омоновцев – степень и формы протестов не удивляет. Ещё одно подтверждение постоянства национальной психологии, сто пятьдесят лет прошло со времён панского владычества, а ничего в характере народа в том смысле не изменилось.) И ни в коем случае нельзя поддерживать «русский» народ в их желании подкрасить, подрихтовать своё аморальное сообщество. Ибо русские — это токсично. Так утверждают нерусские люди, живущие внутри русского мира, а они знают, что говорят. Пройдут годы, изменятся обстоятельства. Но русские как были, так и останутся аморальными, как минимум и как максимум в пользу этого свидетельствует многовековой опыт сосуществования цивилизованного мира и России. Национальная психология меняется только сверхрадикальными мерами. А значит, опасность новой крови и насилия со стороны России останется, как всегда, высочайшей, при любом у них правлении.

В заключение приведём ещё две цитаты. Первая снова из Шаламова.

«…в русском народе любой заговор будет выдан, продан, добровольные доносчики сообщат даже о тени заговора – все равно. Доносчики эти – обычно коммунисты бывшие, вредители, или родовитые интеллигенты, или потомственные блатари. Донесут, не беспокойтесь. Спите спокойно, гражданин начальник».

Вторая цитата из открытого письма Семёна Бадаша к Солженицыну.

«…Вы, Александр Исаевич, только догадывались о существовании нелегального многонационального лагерного Совета зэков. А Совет был, и действительно многонациональный. От евреев в него был приглашен я, а инициаторами и руководителями были авторитетные у бандеровцев братья Ткачуки. Вы, Александр Исаевич, выражали удивление, как точно узнавались стукачи. А ларчик открывался просто. Когда «куму», то бишь оперу, потребовался дневальный, чтобы мыть в его кабинете полы, топить печь и т.п., нашим Советом был подослан молодой паренек из бандеровцев, который и сообщал, кто ходит к «куму» стучать. Ненависть к стукачам была… сильной, особенно среди западноукраинского молодняка.

…Вы, Александр Исаевич, ничего не сказали о национальной принадлежности этих стукачей. В большинстве они были русскими…»

Конец цитаты.

Казуса связника Лемиша больше не существует.

Сказано: никогда не доверяйте человеку без чести. Даже если он вам улыбается и протягивает краюху хлеба.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий