Что дали квоты украинской музыке за три года?

Общество
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Что дали квоты украинской музыке за три года?

Новым артистам стало легче зайти на музыкальный рынок, уже известны идентифицировали себя и открыты для экспериментов. Но этого недостаточно

Возможно, это прозвучит несколько пафосно, но кажется, что 8 ноября, когда три года назад ввели квоты на украиноязычные песни, условно можно назвать вторым днем ​​рождения украинской музыки. А все потому, что результат, который с тех пор мы увидели, приятно удивляет. По последним результатам мониторинга Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания, представленным в конце сентября, региональные и местные радиостанции не просто соблюдают установленные квоты — они их даже перевыполняют на 18%. То есть теперь на радио 53% песен звучат на украинском. Кто-то может вспомнить подобное? Похоже, вопрос риторический. И по словам члена Нацсовета Сергея Костинского, за это время украинский язык тотально вернулся в эфир телеканалов и радиостанций, а украинская песня получила мощное развитие и постоянную ротацию в эфире радиовещателей.

Квоты — это об идентичности, масскульте и защите территории

Хотя мы вспоминаем, как с началом введения квот много разговоров велось о том, что мол качественного украиноязычного контента просто не хватит, чтобы их соблюдать. И на некоторых радиостанциях можно было услышать откровенную шароварщину, что якобы и подтверждало такой стереотип, о чем Укринформ писал ранее. Однако, как мы сами слышим из эфиров радиостанций, эти опасения совершенно не подтвердились — свежая кровь украиноязычных артистов мощно наполнила организм нашего шоу-бизнеса (об этом — далее). Это подтверждают и счетчики просмотров на YouTube, где к примеру, песня группы KAZKA "Плакала" набрала рекордные 283,3 млн, Jerry Heil "Охрана отмєна" — 13,8 млн, Аlyona Аlyona "Залишаю свій дім" — 3,7 млн (для сравнения, одна из самых популярных песен поп-дивы украинской сцены Тины Кароль "Сдаться ты всегда успеешь" набрала 11,4 миллиона просмотров, поэтому для новичков это фантастические цифры).

Более того — в репертуаре музыкантов, привыкших петь на русском, тоже постепенно появляются украиноязычные песни. Это и Настя Каменских, и группа "Время и Стекло", и Сергей Бабкин, и Тина Кароль, а также властитель женских сердец Олег Винник. Но, чтобы не быть голословными, Укринформ пообщался с экспертами музыкальной индустрии о том, как, по их наблюдениям, изменилась украинская музыка за время действия языковых квот, и что это ей принесло?

Игорь Панасов, музыкальный критик, главный редактор Karabas Live и директор по развитию премии YUNA:

Что дали квоты украинской музыке за три года?
Игорь Панасов

"Это усиливает индекс идентичности нашей сцены и укрепляет ее самостоятельность, уверенность в себе"

За три года квот на украинской сцене сформировалось новое сильное ядро ​​из исполнителей, основу материала которых составляют песни на украинском языке. Очевидно, что квоты стимулировали этот процесс. The HARDKISS, TAYANNA, KADNAY, Jerry Heil, KAZKA, БЕZ ОБМЕЖЕНЬ, Pianoбой, Антитела, Один в каное, Арсен Мирзоян, Христина Соловей, Сергей Бабкин — для всех этих артистов период 2016-2019 годов стал этапом выхода на более высокий уровень популярности (или резкого взлета — для тех, кто только появился на сцене в эти годы).

Сегодня эти артисты заметно влияют на звуковую картину мира, в котором живут украинцы. Разумеется, это усиливает индекс идентичности нашей сцены и укрепляет ее самостоятельность, уверенность в себе. У каждого из них свой путь и своя специфика коммуникаций с украинским языком (для некоторых он не родной). Но каждый из них — новый заметный игрок на поле отечественного шоу-бизнеса, где долгие годы сильнейшими фигурами были русскоязычные артисты.

В 2018 и 2019 годах главные хиты года от украинских артистов («Плакала» KAZKA и «Охрана, отмєна» Jerry Heil) исполнены на украинском языке. Такого не было, пожалуй, с начала 2000-х, когда своими боевиками бомбили эфир «Океан Эльзы», а Ирина Билык и Ани Лорак еще пели на украинском. Возрождение такого тренда именно в период действия квот не может быть случайностью.

Вывод: квоты помогают строить новую, самодостаточную украинскую сцену, мотивируют артистов совершенствоваться в работе с украинским языком или пробовать себя в нем, рисковать, экспериментировать. Для меня это очевидный положительный процесс.

Читайте также:  Теперь турполиция на страже безопасности отдыхающих на Азовском море

Богдан Буткевич, музыкант, радиоведущий, участник группы “Пирятин” и музыкально-художественного коллектива Ukiez:

Что дали квоты украинской музыке за три года?
Богдан Буткевич

“Результат действия квот в том, что у нас начала появляться качественная украиноязычная масскультная продукция”

"Самое важное, что украинский язык благодаря квотам пошел в масскульт, ведь тот, кто рулит масскультом — рулит мозгами граждан. Мы можем сколько угодно любить "Даху Браху" и считать, что самое крутое, что создала Украина — это андеграундные группы, но все равно в шоу-бизе решающее то, кого крутят по радио и кого показывают по телевизору. И очень ощутим результат действия квот в том, что у нас начала появляться качественная украиноязычная масскультная продукция — Alyona Alyona, Jerry Heil, KAZKA, раскрутилась группа БЕZ ОБМЕЖЕНЬ. То есть это те исполнители, песни которых будут слушать обычные люди просто с телефона — вроде "Охрана отмєна" и другие. А это самое главное.

Тот, кто ожидал, что квоты украинскую музыку превратят в такую ​​музыкальную машину, как в США, просто не понимает, как это работает и для чего. Я не возлагал на это слишком больших надежд, но понятно, что надо было дать возможность ввести в масскульт украинский продукт и создать прецедент, что он может быть успешным. Потому что фактически со времен "Океана Эльзы" и "Бумбокса" (а это начало 2000-х) такого не было. Мне кажется, это было одно из важнейших решений, которые были приняты прошлой властью.

У нашего русскоязычного продукта, который наконец стал звучать из каждого "утюга" (не берем во внимание андеграундные коллективы), теперь есть больше шансов конкурировать с каким-нибудь Артуром Пирожковым или американской музыкой, на которую работает огромная индустрия, а не просто крутиться через YouTube.

Игорь Кондратюк, музыкальный продюсер:

Что дали квоты украинской музыке за три года?
Игорь Кондратюк

"Ввести квоты однозначно было полезно и правильно, ведь это — защита нашей территории"

"Три года — это очень короткий промежуток, чтобы видеть серьезные изменения. Квоты безусловно были нужны. Квоты дают возможность Украине, во-первых, слушать свою музыку; во-вторых, защититься от некачественного контента.

В результате мы услышали много новых имен, а затем их станет еще больше. Кроме прорывных тенденций, которые, как правило, приходят к нам из США и Великобритании, мы также услышали качество в украинской музыке. А ожидания, что наши музыканты станут гораздо популярнее и будут получать Грэмми на Западе, наивны. При введении квот речь шла о другом — что в Украине сложилась ситуация, когда мы не ротировали свою украинскую музыку. А это нонсенс! (Я в "Караоке на Майдане" наоборот старался подбирать репертуар так, чтобы звучало как можно больше песен на украинском). Радиостанции этим пренебрегали, мол, у нас не такой качественный контент. Хочется спросить: не такой качественный — как где? Как в США? Так спуститесь с небес, вы не в США живете! Я не имею права не слышать свою музыку. Наши музыканты не имеют права не получать за это роялти. Какого черта вы платите деньги Мадонне, у которой и так денег куры не клюют, но не платите нашим ребятам, которым нужно зарабатывать деньги на жизнь и развиваться? Всем противникам квот хочу задать один вопрос: "Скажите, какой мировой хит или даже сотни хитов эти квоты запретили поставить в ваши эфиры?» Ответ будет: ноль. Ввести квоты однозначно было полезно и правильно, ведь это — защита нашей территории".

Почему квоты не станут панацеей для нашей музыкальной индустрии

Но не все проблемы музыкальной индустрии могут решить квоты. Актуальными, по словам представителей музыкального рынка, остаются шаблонность в погоне за быстрой славой и отсутствие регулирования сбора роялти.

Игорь Панасов: "На сегодня я вижу несколько основных проблем. Первая: низкий уровень требований к себе со стороны многих украинских артистов. Большинство из них идут по стереотипам и шаблонам, не понимают, в чем их сильные индивидуальные черты. Это делает их безликими поставщиками контента на рынок, который и так перенасыщен.

Читайте также:  Чужих детей не бывает: Петренко анонсировал новые законы

Вторая: проблема, которая прямо связана с первой. Нет большого пула музыкальных менеджеров, которые эффективно работали бы с артистами, отсеивали случайных, помогали профессионально расти наиболее талантливым.

Третья: кризис медиа как таковых отражается на состоянии профильных изданий и программ о музыке. В современном инфопотоке сложно заинтересовать аудиторию «просто музыкой» — людям надо рассказывать истории. Для того чтобы эти истории были качественными (то есть, не только о том, кто с кем переспал), надо влить в музыкальные СМИ очень серьезные деньги — в авторов, редакторов, технологические новшества, SMM. Это игра на будущее, на 15-20 лет вперед, которая может в перспективе стать бизнесом, а может и не стать. Я не вижу ни на украинском музыкальном рынке, ни вне его людей, готовых вести такую ​​рисковую игру. Возможно, когда в Украине закончится война и будет заметный экономический рост, такие люди появятся. Но, похоже, в ближайшие, как минимум, 2-3 года этого не произойдет.

Четвертая: в сознании миллионов украинских слушателей еще не закрепилось надежно понимание, что музыка на украинском языке достойна внимания. В украинских чартах iTunes и YouTube господствуют российские и западные артисты. Но эта проблема мне кажется одной из самых понятных для решения — просто нужно время. Чем активнее музыкальная индустрия Украины будет работать над созданием локальных звезд из наших самых талантливых артистов, тем больше пространства в головах слушателей они будут завоевывать".

Что дали квоты украинской музыке за три года?
Александр Ягольник

Александр Ягольник, музыкальный продюсер: “Для того, чтобы индустрия развивалась, в нее должны поступать деньги. В Украине не работает эффективно принятый закон о роялти, а закона о спонсорстве и меценатстве вообще до сих пор нет (а это фундамент для музыкантов всех цивилизованных стран, даже в России). Закон о роялти настолько запутан в юридической плоскости, что никто не скажет, где потерялись деньги украинского шоу-биза за полтора года действия закона. А все потому, что он плохо выписан. Поэтому благодаря квотам музыка появляется, но денег за нее никто не платит. Индустрия теряет возможность заработать. Но человек, который приходит сюда, должен знать: если он напишет везде звучащий хит, то за это он получит деньги, как его коллеги в Германии, Австрии, Италии, Польше. Другой закон — о спонсорстве и меценатстве — уже написан, и команда Владимира Зеленского обещала его принять. Думаю, до гуманитарных проблем у новой власти дойдут руки не раньше весны следующего года".

Богдан Буткевич: "Одна из самых больших проблем, почему та же MARUV основном превратилась в российскую артистку, в том что у нас до сих пор нет прямых представительств Major label (четыре звукозаписывающих лейбла, которые контролируют около 70% мирового музыкального рынка — Universal Music Group, Sony BMG Music Entertainment, EMI Group, Warner Music Group. — Ред.). С соблюдением авторских прав у нас та же проблема, что и в России — около 5% контента легальны. Но там срабатывает экономика больших чисел: в России численность населения — 140 миллионов, а у нас — 40. Согласно выгоднее держать Major label в России, поэтому исполнители стремятся продвинуться на мировой рынок именно через Россию.

Кроме того, что у нас нет нормальной системы платы роялти, а законодательство в сфере интеллектуальной собственности находится на низком уровне, у нас в конечном счете нет понимания людей, что за музыку надо платить. Пока музыканты не смогут получать деньги за свое творчество, а большинство населения будет потреблять нелегальный контент, дальнейшего развития не будет, и украинские исполнители продолжат уезжать в Россию".

Юлия Горбань, Киев

По материалам: ukrinform.ru


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий