Из рая фриланса в трудовой ад: что даст детенизация рынка труда?

Блоги Общество

«Черный наем» и «черные зарплаты», работники, оформленные ФОПами или на вечных договорах гражданско-правового характера — все это стало обычным явлением в нашем обществе. Может ли быть иначе?

Действительно, государство собирается решительно детенизировать экономику, обнародовав проект Закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усиления защиты прав работников и противодействия применению незадекларированного труда». И встречает неожиданное сопротивление! Эксперт Центра социальных и трудовых исследований Виталий Дудин рассказывает о ситуации, которая складывается вокруг новых инициатив правительства.

Вопросы борьбы с незадекларированной занятостью сформировали общественный консенсус — и работодатели, и наемные работники выступили почти единым фронтом против нового законопроекта, который разработало правительство с целью детенизации экономики Украины. ИТ-шники, журналисты и представители других профессий заявили об «опасности» предложенного пути детенизации, хотя по факту правительство всего лишь разработало законопроект, аналог которому можно найти почти в каждом государстве с рыночной экономикой. Так в чем проблема? Давайте разберемся.

Трудовые отношения — это как?

Трудовое право — это относительно молодая отрасль, возникшая в результате социальной борьбы. На заре становления капитализма отношения между нанимателями и работниками регулировались гражданским правом. Существовали установки: труд — это такой же товар, как и любой другой, а работник — равноценный капиталисту субъект, который может себя защитить. В ходе широкой, скажем так, общественной дискуссии, которая выливалась в забастовки и голодные бунты, соответствующие установки были отвергнуты. Договорная свобода работника была ограничена, но от этого выиграло все общество.

Итак, в отличие от гражданского договора, регулирующего результат труда («вот дедлайн, вот нужный результат»), трудовой договор имеет гуманистическую направленность. Он регулирует процесс труда и защищает работника от возможных рисков (травматизма, болезней, изменения рыночной конъюнктуры, нехватки работы и т.д.). Благодаря ему работник не должен терять заработок, если решит завести ребенка или получить образование. Словом, преимущества для работника понятны.

Реакция на закон

Как оказалось, многие работодатели и наемные работники сегодня предпочли бы вернуться к той модели отношений, когда работа — это товар. Почему? Думаю, что из-за нелюбви к государству, потому что разработанные Министерством социальной политики 7 признаков трудовых отношений (периодическое получение выплат, подчинение, использование оборудования и т.д.) уже называют в соцсетях «семью грехами». Работодателям они несут зло в виде штрафов в 15-30 «минималок» и обязательного заключения трудовых договоров.

Читайте также:  Украина поднялась на 6 позиций в Индексе гендерного разрыва

Но почему недовольны те, кто работает по гражданским договорам? Почему они угрожают массовым выездом за границу? Говорят, для фрилансеров-ФОП принятие закона означает снижение заработков на треть. Весомое ли это основание для эмиграции? Да, потому что работники едут в страны ЕС, чтобы получить зарплату в два-три раза больше.

От материальных аспектов перейдем к моральным. Непонятно, как нежелание платить высокие налоги сочетается у наших граждан с неподдельным патриотизмом. Страна, инфраструктура которой была изуродована войной, требует ресурсов на восстановление. Считаете, что налоги на людей труда высокие? Да, налоговое бремя для людей труда вообще ликвидировать, но для этого придется много побороться. Хотя обратите внимание: уровень ЕСВ уменьшился, а количество ФОП растет бешеными темпами.

Возможно, работникам нужно больше свободы? Известный либеральный экономист Тимофей Милованов говорит, что трудовое законодательство жесткое и не учитывает новых форм работы. Но для реформы нужно создать запрос! Если работодатели и работники будут готовы регулировать отношения в рамках трудового права, то перенять опыт стран ЕС вполне возможно. Скажем, в Болгарии, где действует Трудовой кодекс 1985 года, есть множество специфических норм о трудовом процессе дистанционных работников. К примеру, уточняется, каким образом контролируется соблюдение норм по охране труда и как не допустить изоляции дистанционного работника от коллектива.

Законопроект Минсоцполитики стал неким катализатором. Реакция на него позволила выявить, что европейские правила пока не для нас. Как бы на такой шаг правительства отреагировали в европейском государстве?

Появились бы фрилансеры, которые честно признали бы, что никакие они не свободные предприниматели, а рабы нужды. Фриланс — это нестабильный заработок, с загруженностью 24/7. Надо спросить себя: действительно ли вы фрилансер? Его все чаще (хотя порой и в иронической форме) задают себе на Западе.

Читайте также:  Геращенко получила письма от политзаключенных Карпюка и Кияшко

Одна из влиятельных компаний выступила бы с заявлением, что готова оформлять работников только по трудовому договору. Все предоставляемые бонусы сохраняются, но налогов платить будут больше.

Фрилансеры всего мира, объединяйтесь!

Хочется отметить, что по всему миру фрилансеры требуют уважения к своим правам. Они охотно были бы готовы платить немного больше налогов, если бы могли получить трудовые гарантии. На Западе же люди труда, а не представители инспекции труда, требуют признания отношений с ними трудовыми. Даже при минимуме признаков журналист-внештатник потребует распространения на него права на больничные, на разумный период отдыха и т.д. Несколько иная проблема с так называемыми «шеринговыми платформами» типа Uber: здесь просто невозможно определить, кто именно выступает работодателем. Формально заказ поступает не от нанимателя, а от клиента. Поэтому сделать ответственным владельца платформы за охрану труда проблематично.

Как видим, на Западе работодатели избегают претензий работников, тогда как в Украине обе стороны отношений готовы бороться против «трудового ада» от государства! Именно поэтому соцстандарты у нас самые низкие среди европейских. Именно поэтому наши сотрудники подвергаются стрессу, а в Европе провозглашают right-to-disconnect (right-to-disconnect — право работника быть в свое нерабочее время вне доступа и не в онлайне, не «в распоряжении» работодателя или клиентов — прим. Ред.).

А за критикой законопроекта скрывается недовольство украинцев самими собой и своей неспособностью «принудить» работодателей к социальному диалогу. Они понимают, что никогда не заставят работодателей повысить уровень оплаты, компенсируя потери от налогов. Поэтому и остается стоять на одной стороне с работодателями и вместе ругать Министерство соцполитики.

Если власть не способна объяснить молодежи преимущества легального трудоустройства, то это действительно указывает на ее отчуждение от народа.

Остается надеяться, что стремление к интеграции с Европой (а не к отделению от нее) у молодого поколения является сильным. Речь идет о заимствовании современного тренда flexicurity (flexibility + security, гибкость и безопасность — прим. Ред.), а не консервации прошлого.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий