На платье идет пять старых пиджаков, а перешитые джинсы стоят $400

Общество

На платье идет пять старых пиджаков, а перешитые джинсы стоят $400

Украинские мастера умело шьют модные вещи из хлама, но без поддержки "сверху" проблему старой одежды не победить

Украинские модники уже научились ловить скидки, но еще не стали сторонниками сознательного потребления. Покупать сознательно — это как минимум не брать лишнего, а как максимум — находить повторное использование ненужным уже вещам. В Украине принципы сознательного потребления не рекламируются так широко, как в Европе. Горы старых вещей государство пока не волнуют, хотя оно и присоединилось к Целям устойчивого развития, принятым ООН. У нас некуда девать вещи для повторного использования и технологической переработки. Ценный ресурс — бывшая в употреблении одежда — остается не освоенным. Пока нет системных сдвигов в этой сфере, продуманной политики в масштабах страны или хотя бы крупных городов, вся надежда на социально-ответственные инициативы. И такие проекты могут быть успешными — это доказано украинскими дизайнерами и мастерами.

Мода под властью апсайклинга

Кембриджский словарь выбрал словом 2019 года "апсайклинг" (вторичное использование различных материалов для изготовления новых вещей). Процесс, который помогает уменьшить количество отходов, а с ним и пагубное влияние на экологию, надежно утвердился в европейском быту и понемногу распространяется на Украину.

Это не просто тренд, а необходимое условие выживания человечества, уверены сторонники "устойчивой" моды и сознательного потребления.

На платье идет пять старых пиджаков, а перешитые джинсы стоят $400
Соломия Бутковская

Перешивать, перерабатывать или модернизировать можно почти любую одежду с синтетическими волокнами, говорит дизайнер Соломия Бутковская из Ивано-Франковска. "Но тенденция идет в сторону экологичности, и потребитель предпочитает апсайклинг из денима, шерсти или льна, а не полиэстера", — объясняет она. В Украине есть уже около двадцати довольно известных брендов апсайклинга, которые используют различное сырье.

На платье идет пять старых пиджаков, а перешитые джинсы стоят $400
Яся Хоменко

“Яся Хоменко апсайклит рубашки из котона, бренд Remade создает рюкзаки и сумки, перешивая кожаные куртки, — рассказывает Бутковская. — Лично я работаю с аутлетом брендов (ткани-отрезки, остатки производства) и апсайклю шерстяные изделия (преимущественно пиджаки)". И сказать, что выходят дешевые изделия из ничего, нельзя. На одно платье Бутковской уходит около пяти пиджаков. Учитывая затраты времени и средств на обработку ткани, индивидуальное моделирование, сам пошив — себестоимость готового продукта низкой не бывает.

Но если создать качественный конкурентный дизайнерский продукт, у него огромный потенциал, уверена Соломия. "Это доказывают фотографии Селин Дион в джинсах украинского дизайнера Ксении Шнайдер", — приводит пример дизайнер, которая представляла Украину на международном конкурсе International Young Designer Contest 2019.

На платье идет пять старых пиджаков, а перешитые джинсы стоят $400
Селин Дион в джинсах от Ксении Шнайдер

Как известно, певица продемонстрировала асимметричные джинсы от Ксении Шнайдер этим летом в Париже, и она стала не первой селебрити, надевшей вещь от украинского бренда, который начинал работать на базе сырья из секонд-хенда. Из 1000-2500 предметов одежды, производимых им каждый сезон, около трети созданы из бывшего утиля. И эти вещи продаются в странах ЕС, США, Японии, Австралии… К слову, асимметричные джинсы, в которых была Дион, стоят около 400 долларов.

Тупик к дизайнерству приведет

К апсайклингу вынуждены прибегать хотя бы потому, чтобы не пополнять полигоны проблемным мусором. "Ткани или гниют на свалках, или их у нас перешивают", — говорит проектный менеджер киевского благотворительного магазина "Ласка" Лера Непеина. "Ласка" — это социальный бизнес, объясняет она, работает, как любое предприятие, но вырученные средства идут, помимо содержания магазина, на благотворительность.

Читайте также:  Это военное преступление - у Зеленского отреагировали на обыски в Крыму

На платье идет пять старых пиджаков, а перешитые джинсы стоят $400
"Ласка" — это социальный бизнес

Конечно, "Ласка" просит приносить чистое выстиранное, в хорошем состоянии, но люди сносят в магазин все, что под руку попалось. И никуда не годный хлам идет на апсайклинг. "Трикотаж пускаем на производство плетеных ковриков. Работаем над тем, чтобы сырьем могли быть и другие ткани", — объясняет Непеина. Несколько лет назад к плетению ковриков привлекли нескольких мастеров из дома престарелых. "Провели мастер-класс, люди научились. Правда, с тех пор мастер остался только один, — рассказывает Непеина. — Проект социальный и экологический, поэтому все так любят его коврики".

Желающих плести их было бы гораздо больше, просто пенсионеры в селах Украины не ходят в интернет и ничего об этих возможностях не знают, считает мастер из Киева Ольга Гаевская. Сама она несколько лет назад наладила домашнее производство сумочек из старой джинсовой и кожаной одежды, по ее выражению, "от бедности". "Я фанат сумочек и шить люблю. Как-то пробовала сшить сумку на обычной бытовой машинке — и получилось", — рассказывает она. В магазине секонд-хенда купила дешевый плащ, распорола, постирала — прекрасное сырье вышло." Дальше смотрю — брюки джинсовые пропадают, а в интернете куча примеров перешитого из денима", — делится Ольга.

На платье идет пять старых пиджаков, а перешитые джинсы стоят $400
В интернете масса примеров перешитого из денима

Пришлось купить промышленную машинку, наладить сбор по городу старых джинсов у знакомых и проложить тропы в магазины секонд-хенда. Пошли сумки одна за другой, открыла интернет-магазин. Так родился новый бренд, работающий исключительно по принципам апсайклинга. "Перешивать б/у одежду было лучшим вариантом — я же не профессионал, — объясняет Ольга. — трачусь только на фурнитуру, даже подкладки делаю из купленных в "секонде" тканей и рубашек". Пара старых брюк, рубашка — и из сырья стоимостью несколько десятков гривень выходит сумочка стоимостью 600-700. Рюкзачок из старой кожи в интернете стоит не менее, чем 900 грн. А за границу можно продать в несколько раз дороже (например, на международной площадке Etsy.com).

Главное, что вдохновляет мастера — очень многие украинцы откликаются именно на апсайклинг, ценят полезное начинание. "Мои клиенты — социально ответственные граждане и любители индивидуальных вещей. Берегут природу и любят творчество", — говорит она.

Но эти проекты — капля в море, говорит Олег Андрос, автор проекта, популяризирующего апсайклинг и член ОО "Природа превыше всего!". Рынка вторично творчески переработанных вещей практически нет, только отдельные общественные организации и мастерские.

На платье идет пять старых пиджаков, а перешитые джинсы стоят $400
Олег Андрос

"Время от времени в новостях появляются подборки апсайклинг-трендов, но для нас дизайнеры, которые выбрали этот путь, все еще экзотика. "В нашей ОО мы попытались пропагандировать апсайклинг в 2016 году, но поняли, что подобное производство должно быть настоящим бизнесом со стартовым капиталом, рекламой, менеджментом и другими атрибутами предприятий, а не волонтерской деятельностью двух людей, — рассказывает он. — Сейчас, при отсутствии стартового капитала, апсайклинг — только наша мечта и практическая деятельность проекта "Котогородок" (большинство его материальных ресурсов использованы вторично) ".

Читайте также:  Денисова: Если я не могу попасть к нашим политзаключенным, то и Москалькова не сможет к своим

Практику апсайклинга в Украине нужно расширять, убежден Андрос. Потому что это один из 2-3 способов экологически избавиться от ненужных вещей. Вещи не пойдут на свалку (а сортировка мусора для эффективности переработки в Украине так и не становится обязательной), не будут загрязнять окружающую среду (красками и пластиком). Апсайклинг практиковался нашими бабушками и дедушками, когда этого названия еще не было для экономии ресурсов, напоминает Олег Андрос. Сейчас эта традиция забылась, но хорошо бы ее возродить.

"Мойм идеал — экономика, построенная на максимуме вторичного, третичного и с последующими ступенями использования, — говорит эко-активист. — Путь к этому, как я вижу — только интерес крупных брендов в таких практиках. Мастера-энтузиасты могут быть замечательными дизайнерами, но без связи с большим индустриальным производством их усилия — лишь "эко-экзотика".

Как шведы возят украинские вещи на переработку в Германию

Сейчас в Европе освоили уже следующий уровень — ресайклинг, переработку тканей. Для нас же пока едва ли не единственные ворота к нему — магазины H&M. Шведский бренд начал сбор подержанной одежды (любых производителей) еще в 2013 году, и в Киеве ее тоже принимают. "Ищем пути дать одежде новую жизнь и призываем к этому наших покупателей. Во все наши магазины можно принести пакет с ненужной одеждой и текстилем любого бренда, — пояснила Укринформу Ольга Олейник, руководитель отдела маркетинга и связей с общественностью компании. — Это все отправляется в специально установленные боксы, а покупателю для поощрения дополнительно даем купон на скидку 40 грн при покупке от 800 грн.”

На платье идет пять старых пиджаков, а перешитые джинсы стоят $400
Ольга Олейник

Все пакеты из боксов действительно отправляются в Германию глобальному партнеру I:CO (I:Collect). "H&M получает небольшие донации за одежду и передает их потом в WWF или другие организации на различные благотворительные инициативы", — рассказывает Олейник. А I:CO сортирует весь полученный текстиль и выбирает дальнейший путь его трансформации — «Rewear, Reuse, Recycle». Если одежда в хорошем состоянии, ее передают на second-hand. То, что ненадлежащего вида, но из хорошей ткани, идет на бытовой текстиль (ветошь для автомобилей, уборки и т.д.). Остальное — на ресайклинг. "Это относительно невысокий процент текстиля, ведь технология, и правда, очень дорогая, — говорит Олейник. — Однако полученный в процессе материал снова закупает фэшн-ритейл и создает коллекции из материалов вторичной переработки".

С августа 2018 года в Киеве собрали уже около 20 тонн одежды и текстиля — идея получения скидки за ненужные вещи киевлянам понравилась. В H&M уверены, что цифра будет все расти. Цель — выйти на ежегодный сбор 25 тысяч тонн одежды во всех странах, говорит Ольга.

Татьяна Негода, Киев

По материалам: ukrinform.ru

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий