«Диджитализация» под ёлку

Общество
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

«Диджитализация» под ёлку

или Как сделать «слово года» не только новогодней игрушкой, но и серьезным исследованием

Словарь современного украинского языка и сленга "Мислово" выбрал слово "диджитализация" словом 2019 года. Как отмечает сайт, оно с большим отрывом возглавило список самых посещаемых его страниц.

Это единственное "неполитическое" слово из претендендовавших на первенство, остальные отражали политические события: «Зе» (как сокращение фамилии президента страны), «монобольшинство», «турборежим», «разведение», «красные линии», «пленные» .

Словарь "Мислово" создан в 2012 году, чтобы фиксировать неологизмы, сленговые выражения и другие проявления живой современной речи. Слова и определения к ним размещают на сайте сами пользователи. На этой основе вот уже седьмой год подряд «Мислово» называет слово года. Победителями в прошлые годы были: 2013-й — Евромайдан, 2014-й — "киборги", 2015-й — блокада, 2016-й — коррупция, 2017-й — безвиз, 2018-й год — томос.

"Мировые тренды, такие как изменение климата или проблемы гендерной идентичности, не получили существенного распространения в украинском публичной дискуссии", отмечает "Мислово". Но не будем преувеличивать достоверность этих наблюдений. Как указано на самом сайте, он опирается на базу из четырех тысяч слов по состоянию на 2017 год.

«Диджитализация» под ёлку

Нигде не указано, сколько посетителей сайта вывели «диджитализацию» в лидеры, счетчика на соответствующей странице нет. Можем узнать только, что слово занесено в базу сайта еще в 2014 году, и с тех пор его «лайкнули» 33 посетителя.

«Диджитализация» под ёлку

Чисто интуитивно не вызывают возражений ни победитель этого года («диджитализация»), ни его предшественники: томос, безвиз, блокада, киборги, евромайдан. Действительно, именно эти события были в центре внимания в соответствующие годы, потому резонировали и в языковом поле. Конечно, если бы за их выбором стояла масштабная и профессиональная научная работа, было бы гораздо лучше. Но поблагодарим сайт «Мислово»… а то без него не было бы и такой.

Полевые исследования украинской диджитализации

Слово, образованное от английского digitalization, сначала было просто переводом слова «оцифровка». Но постепенно стало гораздо шире, начало означать изменения во всех сферах общественной жизни, связанные с использованием цифровых технологий, и теперь точнее его понимать как "цифровая трансформация".

Вот на примере материалов Укринформа. Более чем за год, скажем, с сентября 2018-го по декабрь 2019-му у нас обнародованы 136 крупных и небольших текстов с упоминанием «диджитализации». Из них 10 — аналитические публикации, 6 — в интервью, один раз слово мелькнуло в блогах, остальные — в текущих новостях. Частота употребления стала заметно больше во второй половине года — после создания в стране профильной государственной структуры — Министерства цифровой трансформации. Более трети упоминаний связаны именно с его деятельностью и планами. Вот несколько новостей Укринформа, посвященных вопросам «диджитализации» за последние два месяца:

«Диджитализация» под ёлку

Явление диджитализации касается бесконечно широкого спектра вопросов: здесь и инвестиции, и борьба с контрабандой, и налогообложение, и земельные кадастры, и образование, и туризм, и музейное дело, и спорт.

Одновременно признаем, что в четверти случаев слово употребляется в иронических кавычках, когда речь идет о проблемах при столкновении с приземленной жизнью отнюдь не «диджитализированных» украинцев. Когда виснут электронные билеты — и не попасть в метро, ​​или когда у смарт-терминала в банковском отделении дежурит сотрудник, чтобы помогать пенсионерам правильно заполнять форму в платежках и т.д.

… а где же «квантитативные исследования»?

Сейчас, когда компьютерный поиск достиг таких степеней совершенства, что, казалось бы, можно мониторить состояние реальной живой речи хоть непрерывно — от письменных художественных и публицистических произведений, стихов, законодательных и научных текстов (как это делается в «классических» словарях) до устной речи в телеэфирах и социальных сетях — оказывается, что «слово года»… некому определить, кроме небольшого сайта, который на волонтерских началах собирает желающих сделать запись об услышанном неологизме, сленге и тому подобном.

И это при том, что академические квантитативные (то есть статистические) исследования — не изобретение XXI века. Еще до появления компьютеров языковеды «вручную» держали под контролем изменения в лексическом составе, в том числе путем подсчета слов в массивах текстов, составляли и обновляли специальные частотные словари. Вот некоторые из них представлены на Лингвистическом портале.

«Диджитализация» под ёлку

Первые частотные словари создавались для совершенствования систем стенографии и для отбора лексического минимума. Во второй половине XX века они служили для нужд информационного поиска и машинного перевода.

А сейчас такое впечатление, что профессиональные лингвисты остались где-то в своем параллельном мире, а живой язык исследуют любители — и именно так, как это делают любители: искренне, с энтузиазмом и на глазок.

В мире проводится много исследований текущей лексики, предназначенных для широкого круга читателей. Но везде задают тон профи, а на их результат можно положиться как на сущую научную работу. Как отмечает обозреватель Радио «Свобода», если посмотреть на историю "Слова года" в Европе и Америке, то увидим разных основателей конкурсов. Иногда для одного языка, в частности английского, таких конкурсов много. Самые известные проводятся под эгидой словарей, например, издательства Оксфордского университета, издательства «Merriam-Webster», агентства Global Language Monitor. В Австралии акцию поддерживает «Macquarie Dictionary» (каждый февраль называются сразу два «слова»: одно от профессионального жюри и второе — определенное общественным голосованием). Свои версии в США и Германии предлагают известные СМИ, телеканалы. Выбор «Слова года» в Дании делает специальное жюри, в котором представлены члены Датского языкового совета, ведущие университеты и средства массовой информации. В Японии определяют и «Слово года» и «Иероглиф года».

Что дальше

Полноценное профессиональное исследование языковых изменений и приоритетов добавило бы веса «Слову года». Не только как предновогодней «вишенке на торте» — полушутя, — а как серьезному отражению реалий, над которыми стоит задуматься, которые не должны остаться незамеченными в информационном потоке или которые в статистическом разрезе предстают с неожиданной стороны.

Актуально «евроинтегрироваться» не только в области экономики и законодательства, но и в сфере методик мониторинга языка. Ну в самом деле, почему маркетологические мониторинги оптимизируются за счет все более развитого контекстного поиска, а языковедческие — нет.

«Слово года» может приятно совпасть с тем, что мы и так понимали — как это сейчас с «диджитализацией». А может привлечь внимание к явлениям, которые не на поверхности общественного внимания, когда речь идет об определенных профессиональных или социальных группах. Слово года, например, среди детей или пенсионеров, или заробитчан, или заключенных точно было бы другим, но тоже было бы значимым и стоящим внимания.

Пожелаем себе, чтобы за год «диджитализация» стала не только словом, но и делом года. А то сейчас (вот такая ирония!) выход слова в лидеры произошел именно без цифровых инструментов. Чтобы активизировались те академические институты, от которых, собственно, и следует ожидать профессиональных статистических исследований живой речи — и не один раз перед новым годом, а постоянно.

Александр Волынский, Киев

По материалам: ukrinform.ru


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
загрузка...

Добавить комментарий