«Украинский» протокол лечения COVID-19 – «экстракт» мирового опыта

Общество

«Украинский» протокол лечения COVID-19 – «экстракт» мирового опыта

Конечно, поиск наилучшего лечения этой напасти Украина и мир ведут наощупь, но другого способа у нас пока нет

В Министерстве здравоохранения утвердили центральный протокол лечения больных COVID-19. Об этом сообщил новый глава ведомства Максим Степанов. Центральный протокол лечения давно ждали, однако с его появлением в адрес министерства сразу посыпалось немало критики – в основном из-за того, что, если, мол, научной базы, которая бы точно подтвердила эффективность препаратов, применяемых при лечении коронавируса, до сих пор нет, то почему их внесли в протокол. Однако разработчики протокола объясняют: пока панацеи от коронавируса не найдено, надо хвататься хоть за какую-то возможность спасти тяжелого пациента. А министр здравоохранения тем временем анонсировал, что в течение недели протокол будет дополнен лекарственными препаратами и схемами лечения.

За что критикуют протокол, принятый Минздравом?

В утвержденном протоколе лечения COVID-19 среди препаратов, которые рекомендуется применять, – гидроксихлорохин и препараты на основе хлорохина (противомалярийные препараты, хоть первым также лечат ревматологические заболевания), а еще – лопинавир / ритонавир (оба применяются в комплексе против ВИЧ), ремдесивир (противовирусный препарат), тоцилизумаб (лечение ревматологических заболеваний). То есть – ЭТО ВСЕ ТЕ ПРЕПАРАТЫ, КОТОРЫЕ СЕЙЧАС ПРИМЕНЯЮТСЯ МЕДИКАМИ ПО ВСЕМУ МИРУ ПРИ ЛЕЧЕНИИ COVID-19 И ДАЛИ ОПРЕДЕЛЕННЫЙ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ЭФФЕКТ. Подробнее об этом можно прочитать в материале Укринформа.

«Украинский» протокол лечения COVID-19 – «экстракт» мирового опыта
Ульяна Супрун

И именно за это сейчас критикует Минздрав, в частности, экс-глава ведомства Ульяна Супрун. “Пока в мире ищут лекарство для лечения пациентов с COVID-19 и крайне осторожно применяют для этого некоторые препараты, в Украине уже утвердили протокол лечения средних и тяжелых случаев коронавируса. И это несмотря на то, что все лекарства из протокола не имеют научно обоснованных данных об эффективности и безопасности применения в клинической практике, и сейчас применяются только экспериментально. Утверждение такого протокола на уровне страны – очень опасное явление и в целом выглядит как массовый эксперимент на украинцах. (…) Сейчас клинические исследования – это единственный способ доказать эффективность и главное безопасность препарата”, – пишет Ульяна Супрун. Конечно, любой препарат должен пройти широкие клинические испытания перед тем, как его рекомендуют применять на практике против определенной болезни. А эти препараты используют так, как используют. Но и не скрывают проблем. Ведь для всех этих процедур надо много времени, которого сейчас, к сожалению, нет во всем мире – спасать людей надо сейчас.

Что говорят разработчики?

«Украинский» протокол лечения COVID-19 – «экстракт» мирового опыта
Ольга Голубовская

В разработке протокола приняли участие 18 экспертов, в частности заведующая кафедрой инфекционных болезней Национального медицинского университета им. А.А. Богомольца Ольга Голубовская (правда, единственный инфекционист в списке) и профессор кафедры анестезиологии и интенсивной терапии НМУ им. Богомольца Сергей Дубров. Они, отвечая на критику, прокомментировали необходимость принятия протокола так:

"Весь цивилизованный мир, понимая, что В ДАННОЙ СИТУАЦИИ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НИКАКИХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ЗА ТАКОЕ КОРОТКОЕ ВРЕМЯ АПРИОРИ, нашел механизм применения спасительных схем лечения больных, в том числе и, возможно, предотвращающих тяжелые последствия заболевания … Нам это удалось сделать только сейчас и только благодаря политической воле и позиции нового министра”, – отметила Ольга Голубовская.

“В настоящее время нет никаких доказательных данных, которые бы рекомендовали любое специфическое противовирусное лечение для пациентов с подтвержденным COVID-19. ВОЗ проводит международное исследование, включает те же самые препараты для оценки эффективности при COVID-19. В основу данного прокола (утвержденного приказом 762) были положены клинические наставления лечения больных COVID-19 таких стран, как Бельгия, Франция, Швейцария, Китай, Италия и Нидерланды. НАЗНАЧЕНИЕ ПРЕДЛОЖЕННЫХ ПРОТОКОЛОМ ПРЕПАРАТОВ РАССМАТРИВАЕТСЯ ТОЛЬКО БОЛЬНЫМ С ТЯЖЕЛЫМ ТЕЧЕНИЕМ COVID-19 И ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ПОСЛЕ ОБСУЖДЕНИЯ С НИМ, ИЛИ ЗАКОННЫМ ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ, ВОЗМОЖНЫХ ОСЛОЖНЕНИЙ И ПОБОЧНЫХ ЭФФЕКТОВ ПРИ УСЛОВИИ ПОДПИСАНИЯ ИНФОРМИРОВАННОГО СОГЛАСИЯ – пояснил Сергей Дубров.

«Украинский» протокол лечения COVID-19 – «экстракт» мирового опыта
Сергей Дубров

Сейчас, похоже, нужно проводить дополнительную разъяснительную работу о том, что эти препараты применяются только в сложных случаях и только по назначению врача. Ведь в Сети уже появляется информация, что после публикации центрального протокола указанные в нем препараты начали разбирать с полок аптек без крайней необходимости.

Осталось обеспечить быстрое обновление протокола

Доцент кафедры детских инфекционных болезней и детской иммунологии в НМАПО имени П.Л.Шупика Федор Лапий в комментарии Укринформу говорит, что преимуществом принятия протокола лечения COVID-19 является защита врача во время принятия им решений.

“Но с другой стороны нужно понимать, что информация о подходах терапии COVID-19 обновляется практически ежедневно. Приказом Министерства не так быстро можно среагировать на научную информацию, которая появляется в мире, о подтверждении или отмене данных об эффективности определенных препаратов. Поэтому врач будет зависеть от такой составляющей. Представим, что появится информация о неэффективности использования гидроксихлорохина (хлорохина), который значится в протоколе лечения. Получается, что назначение этого препарата врачом сможет рассматриваться в суде. В данном случае медицинскому работнику будет трудно себя защитить”, – отмечает Федор Лапий.

«Украинский» протокол лечения COVID-19 – «экстракт» мирового опыта
Федор Лапий

Как пример, он приводит публикацию в научном журнале New England journal of medicine о том, что ПРЕПАРАТ КАЛЕТРА (ДЕЙСТВУЮЩЕЕ ВЕЩЕСТВО – ЛОПИНАВИР+РИТОНАВИР), КОТОРЫЙ ПРИМЕНЯЕТСЯ ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ ВИЧ-ИНФИЦИРОВАННЫХ ПАЦИЕНТОВ, ОКАЗАЛСЯ НЕЭФФЕКТИВНЫМ ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ ПАЦИЕНТОВ С COVID-19 БУКВАЛЬНО НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ВЫШЕЛ ПРИКАЗ МИНЗДРАВА. Поэтому господин Лапий отмечает, что, возможно, нужно иметь более гибкий подход в отношении юридического регулирования принятия решения врачами.

“Это важно не только во время пандемии коронавируса, но и для лечения пациентов с другими болезнями. В Великобритании, например, существует структура NICE (Национальный институт здоровья и совершенства помощи), где сотни людей работают над оперативным обновлением рекомендаций для врачей Великобритании. Если орган национального уровня принимает решение рекомендовать препарат для лечения определенной болезни, то эта рекомендация имеет такую же юридическую силу, как и инструкция. У нас же до сих пор сохраняется верховенство инструкции над любым решением уполномоченных органов”, – говорит Федор Лапий.

Также он добавляет, что требуется отдельное разъяснение от юристов о получении информированного согласия пациента, ведь документ разработан от первого лица. “Когда мы говорим о том, что пациент находится в критическом состоянии, подключен к аппарату искусственного дыхания, то ничего подписать он не сможет. А в приказе не говорится о том, что информированное согласие может заполнить его законный представитель. Поэтому, возможно, нужно разъяснение, что право на предоставление информированного согласия имеют близкие родственники или супруг пациента”,- отмечает инфекционист.

В Виннице протокол лечения почти не отличается от центрального

Буквально за два дня до того, как протокол был принят на государственном уровне, в Виннице, не дождавшись, приняли локальный протокол лечения. Он тоже основан на китайском, итальянском, испанском, американском и корейском опыте, сообщили в Департаменте охраны здоровья Винницкой ОГА. Протокол разработала кафедра инфекционных болезней Винницкого национального медуниверситета, он официально утвержден на уровне Министерства здравоохранения.

«Украинский» протокол лечения COVID-19 – «экстракт» мирового опыта
Лариса Мороз

По словам ведущего инфекциониста области Ларисы Мороз, в протокол включили группу противомалярийных препаратов, а также препараты, которые применяют при лечении СПИДа, поскольку в состав генома коронавируса входит часть генома вируса иммунодефицита человека. В комментарии Укринформу Лариса Мороз рассказала, что в части противовирусной терапии государственный протокол практически не отличается и к нему нет никаких замечаний. “Единственное отличие – в центральный протокол включен препарат ремдесивир, которого нет сейчас в стране, потому что он еще находится на стадии клинических исследований”, – сказала Лариса Мороз.

Итак, пока у нас нет препаратов, которые уже прошли полноценные клинические испытания и подтвердили свою эффективность против коронавируса. Украина, как и весь мир вынуждена идти наощупь в поисках путей наиболее эффективного лечения болезни.

Что же, лучшего метода, чтобы найти истину, человечество пока не нашло.

Юлия Горбань. Киев

По материалам: ukrinform.ru


загрузка...

Добавить комментарий