Панацея от COVID-19? Нет, не нашли. Хотя опыт наработали…

Общество
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Панацея от COVID-19? Нет, не нашли. Хотя опыт наработали…

Панацея от COVID-19? Нет, не нашли. Хотя опыт наработали…

Аналитика

05.06.2020 21:29

Укринформ

Выводы на пятом месяце войны человечества с коронавирусом: что изменилось в схеме его лечении в мире и в Украине

Казалось бы, заболеваемость коронавирусом к началу июня в Украине надежно пошла вниз, как вдруг количество новых больных — снова превышает 550… А мы уже начали успокаиваться, тем более, что зарубежный опыт обнадеживал. Глава больницы Сан-Рафаэль в Милане Алберто Зангрилло даже сказал, что клинически вируса в Италии больше не существует. "Мазки, взятые за последние 10 дней, показывают, что имеющаяся вирусная нагрузка просто бесконечно мала по сравнению с тем, что было месяц или два назад", — отметил он в комментарии государственному итальянскому телеканалу RAI. Подобное заявление делал и другой его коллега — Матео Бассетт, заведующий клиники инфекционных болезней больницы Сан-Мартино в Генуе. В интервью национальному агентству ANSA он говорил, что «сила, которой вирус обладал два месяца назад, не такая, как сегодня». Правда в итальянском Минздраве высказались по поводу таких заявлений достаточно скептически, мол, они не имеют под собой научного подтверждения, и призвали граждан быть осторожными и впредь.

Впрочем, главное для нас, что уже почти полгода человечество борется с новым вирусом, а ответы на самые важные вопросы еще не найдены. Вот как эффективно лечить COVID-19? Некоторые сдвиги в этом вопросе уже есть, хотя они не двигаются с такой же скоростью, как это было в начале пандемии. Учитывая, что по состоянию к началу июня в Украине подтверждено почти 26 тысяч случаев коронавируса, этот вопрос остается суперактуальным. Поэтому про мировой и украинский опыт — далее в материале.

Противомалярийные лекарства: угроза или панацея, или Страсти по гидроксихлорохину

Панацея от COVID-19? Нет, не нашли. Хотя опыт наработали…

Оправдано ли использование гидроксихлорохина для лечения осложнений COVID-19 — остается без ответа. 26 мая ВОЗ объявила о прекращении его клинических исследований ввиду повышенного риска летальных случаев среди больных COVID-19. К таким выводам пришла группа ученых на основе данных 96 тысяч пациентов из 671 больницы по всему миру, предоставленных американской компанией Surgisphere. Исследование было опубликовано в авторитетном журнале The Lancet. И там указано: хлорохин и гидроксихлорохин могут вызвать осложнения болезней сердечно-сосудистой системы, в частности, существенно возрастает вероятность сердечной аритмии и даже смерти.

Почти сразу после заявления ВОЗ фармацевтическая компания "Дарница" приостановила проект по производству гидроксихлорохина. "Ученые «Дарницы» внимательно следят за авторитетными медицинскими исследованиями и принимают во внимание мировую научную мысль. (…) Поэтому компания приостановила проект по производству препарата гидроксихлорохин для лечения COVID-19", — сообщила пресс-служба компании. Позже сделал заявление и главный санитарный врач Виктор Ляшко. В интервью Радио Свобода он сказал, что в Украине собирается рабочая группа, которая пересмотрит протокол лечения препаратом «Гидроксихлорохин» с учетом новых рекомендаций ВОЗ.

А вот в России объявили, что продолжат использовать гидроксихлорохин для лечения COVID-19, пишет RFI. "Рекомендации по применению гидроксихлорохина при COVID-19 основаны на результатах многочисленных зарубежных исследований, которые подтвердили эффективность препарата в отношении инфекционного агента in vitro, а затем в ходе клинических испытаний", — заявил российский Минздрав. Там утверждают, что за весь период применения препарата при лечении больных с коронавируса не было зарегистрировано ни одного летального исхода, вызванного использованием гидроксихлорохина. Заметим здесь только, что статистика в России, скорее не наука, а искусство. Искусство подогнать результат под «нужный» начальству…

Панацея от COVID-19? Нет, не нашли. Хотя опыт наработали…
Ольга Голубовская

Тем временем, украинский врач Ольга Голубовская, которая участвовала в разработке национального протокола лечения COVID-19, в своем Facebook написала, что 29 мая более 100 авторитетных ученых и клиницистов опубликовали открытое письмо в The New York Times редактору The Lancet и авторам статьи, в котором попросили предоставить более подробную информацию о происхождении данных, а также призвали провести независимую проверку исследования. Поэтому госпожа Голубовская призвала не нагнетать панику и напомнила слова известного французского врача-инфекциониста и микробиолога Дидье Рауля о том, что гидроксихлорохин спас многих людей.

И уже 3 июня Всемирная организация здравоохранения возобновила испытания гидроксихлорохина для лечения больных COVID-19, в связи с тем, что комиссия не нашла подтверждений рост смертности среди пациентов, принимавших препарат. "На основании имеющихся данных о смертности члены комитета выяснили, что нет причин менять протокол лечения. Исполнительная группа получила эту рекомендацию и одобрила продление всех испытаний, включая гидроксихлорохин", — заявил глава ВОЗ Тедрос Аданом Гебреисус. Более того — 5 июня стало известно о том, что журнал The Lancet отзывает статью, из-за которой были остановлены испытания гидроксихлорохина.

В Нидерландах работают над лекарством, а в США — над новой терапией

Специалисты из Медицинского колледжа имени Альберта Эйнштейна (Нью-Йорк) начали испытания новой схемы лечения COVID-19. Речь идет о комбинации антивирусного препарата Ремдесивир и противовоспалительного Барицитиниб (обычно используется для лечения ревматоидного артрита). Об этом говорится в научной статье, которую опубликовал Science Daily, сообщает 24 канал.

По замыслу исследователей, первый препарат остановит развитие инфекции, а второй не даст развиться "цитокиновому шторма" — опасной для организма реакции, когда иммунная система слишком сильно и неразборчиво реагирует на инфекцию. Участники испытаний пройдут десятидневный курс инъекций Ремдесивира. Потоме части из них назначат принимать в течение двух недель Барицитиниб, другие участники будут принимать плацебо. Если комбинация двух препаратов окажется успешной, она может стать новым стандартом для лечения COVID-19.

Между тем в Нидерландах ученые сделали едва не сенсационное заявление о том, что лекарства против COVID-19 могут быть готовы в течение ближайших шести месяцев. Об этом сообщает NLTimes. Профессор биологии из Университета Эразма Френк Гросвельд отметил: еще в марте у них появились надежды на скорое появление эффективных лекарств на основе выявленных антител. По его словам, за последние недели был достигнут значительный прогресс в тестировании препарата на животных. "Лекарства будут готовы через пять-шесть месяцев", — сказал он и добавил, что разработкой препарата займется американская компания. "Это антитело реагирует на SARS1. Но оно «работает» и с новым коронавирусом — SARS2. Если появится SARS3, то вероятно, препарат и на него отреагирует. Его можно будет использовать и как лекарство, если вы уже заражены, и как профилактическое средство для групп высокого риска", — обнадежил ученый.

У украинских врачей есть свои выводы

А тем временем Укринформ поинтересовался, какие же изменения в схемах лечения коронавируса произошли за это время в Украине? Какие выводы за время пандемии сделали для себя практикующие врачи, спросили мы у главного инфекциониста Винницкой области Ларисы Мороз. Сейчас в области зафиксированы 1093 случая заболевания COVID-19.

Панацея от COVID-19? Нет, не нашли. Хотя опыт наработали…
Лариса Мороз

"Единственное из существенных изменений — из протокола CDC (Центры по контролю и профилактике заболеваний в США. — Ред.) был убран Лопинавир / Ритонавир — препарат, который используют для лечения ВИЧ-положительных пациентов. В национальном протоколе и в нашем местном остались антибактериальные препараты. В национальном протоколе остался и гидроксихлорохин, он до сих пор есть и в американских рекомендациях CDC. Для больных со средней тяжестью течения COVID-19, чтобы предупредить развитие у больных дыхательной недостаточности и подключения к ИВЛ, остается тонцилизумаб ("Актемра" — лекарство против ревматоидного артрита). В Винницкой области мы его назначаем только по показаниям: чтобы вводить этот препарат пациентам с COVID-19, нужно проводить дополнительные исследования в лаборатории — к сожалению, за счет больных. Иногда при необходимости отправляем анализы в Киев. Применение тонцилизумаба показало неплохие результаты: за последние две недели два человека уже выписаны из стационара, а еще двум пациентам, которые находятся в реанимационном отделении, стало немного лучше", — рассказывает Лариса Мороз.

Она добавляет, что некоторых препаратов, которые показывают в мире неплохую противовирусную активность, в Украине просто нет — их завоз пока только на этапе обсуждения с поставщиками. "Сейчас будут испытываться украинские препараты с противовирусным действием — мы будем оценивать, насколько сокращается время нахождения вируса в организме человека. Также, возможно на следующей неделе, в Виннице будем испытывать иммуноглобулины для улучшения состояния больных — это, например, препарат "Биовен" украинского производителя «Биофарма Плазма». Возможно, добавим и препарат корвитин, улучшающий состояние сосудов, так как одним из осложнений COVID-19 является образование тромбов", — рассказывает врач.

По ее словам, медики в Винницкой области придерживаются протокольного лечения. Летальность в области — одна из самых низких в Украине. "При этом число проведенных в области ПЛР-тестов вдвое выше, чем в среднем по Украине, поэтому мы более четко обнаруживаем больных среди контактных лиц", — добавляет главный инфекционист Винницкой области.

Заведующий кафедрой инфекционных болезней Национальной медицинской академии последипломного образования им. П.Л.Шупика Александр Дуда говорит, что новый коронавирус нарушает все современные эпидемиологические законы, один из которых говорит о том, что через 100 дней борьбы с эпидемией можно поставить точку. Пока этого не происходит — больные продолжают поступать.

"То, что ВОЗ запретила, а затем разрешила клинические испытания Планквенила (гидроксихлорохина) говорит о том, что нет окончательного ответа по этому препарату. Что касается собственных промежуточных выводов, пока могу сказать, что планквенил не работает, от него нет эффекта. К сожалению, в доказательной медицине до сих пор нет препаратов, которые влияют на вирус SARS-CoV-2.

Следует понимать, что при COVID-19 механизм повреждения организма часто реализуется путем поражения сосудов — тромбозов. 23% больных в мире имеют тромбоэмболию (закупорку) легочной артерии (ТЭЛА). Поэтому сейчас мы все время говорим, что тромболитических осложнения — это один из самых угрожающих жизни последствий болезни. А дальше по тяжести осложнений идут кислородозависимые пациенты. Для тяжелых больных главное лечение — это кислород", — подчеркивает Александр Дуда.

В завершение он добавляет: "Мы не видим, чтобы болезнь стихала, очаги заболеваемости возвращаются — это разные людские коллективы — общежития, даже монастыри. При этом классический вариант, когда с повышением температуры воздуха вирус утихает, в этом случае не работает. Хотя в Африке высокая температура, но вирус все равно и там распространяется, очагом пандемии стала и Латинская Америка (правда, там сейчас зима. Ред.)… Это опять же говорит о том, что в отношении нового коронавируса не действуют общие законы эпидемиологии" .

Между тем больнице продолжают тщательно соблюдать национальный протокол лечения COVID-19. В конце апреля в него еще внесли препарат гепарин в связи с большим количеством тромбоэмболических осложнений у пациентов. Об изъятии гидроксихлорохина из протокола лечения пока речь не идет. В Минздраве уверяют: ведущие специалисты из рабочей группы отслеживают все, что происходит в мире и профессионально подходят к внесению изменений.

Если верить статистике, летальность от коронавируса в Украине не самая плохая — 2,9% при 26 тысячах инфицированных. Тогда как в соседней Польше летальность составляет 4,5%. Впрочем, насколько достоверна наша статистика, мы узнаем только после окончания пандемии.

В целом же можно сказать, что принципиальных изменений в подходах к лечению коронавируса за последнее время не произошло. По словам директора Европейского регионального бюро ВОЗ Ханса Клюге, дела пока идут «не лучше, чем в начале года»: по-прежнему нет ни вакцины, ни специфического лечения коронавируса.

Хорошая новость в том, что за время первой волны пандемии мы многому научились и в случае возникновения второй — уже будем лучше к ней подготовлены. Но надеемся, что к тому времени современная медицинская наука все ж найдет ответ на то, как максимально обезвредить этот коварный вирус.

Юлия Горбань, Киев

По материалам: ukrinform.ru


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
загрузка...

Добавить комментарий